Ни здоровья, ни долголетия. Своим решением депутаты убили больше людей, чем коронавирус

2. April 2020 Valeria Lychovchuk

То, что происходит сейчас в Украине с системой здравоохранения, не описать никакими цензурными словами. Такое впечатление, что Его величество Случай вмешался в ход многолетней и успешной кампании по ликвидации остатков условно-бесплатной медицины, которой довольствовалось 90 процентов населения нашей страны, пишет izaporizhets.com.

2

Реформировали, реформировали, да не выреформировали

 Похоже, как для местных чиновников, так и для их заокеанских кураторов было откровением то, что украинцы приспособились выживать даже в таких условиях, потому эксперимент по закручиванию гаек был продолжен. Медицинская реформа Ульяны Супрун, призванная уничтожить доступную медицину (и недоступную, кстати, тоже, так как больницы согласно реформе станут закрываться пачками), должна по задумке создателей окончательно добить ещё советскую систему Семашко. При всех очевидных минусах и недоработках этой системы, она прекрасно зарекомендовала себя именно в таких сложных ситуациях, в которой оказалась Украина в связи с эпидемией коронавируса.

Оглянись вокруг

Но не коронавирусом единым. О нём говорят лишь потому, что эта тема на слуху у миллиардов жителей земного шара, и промолчать всё-равно не получится. Другие поводы для беспокойства, которые есть у украинцев, не волнуют прогрессивную Европу и равнодушные Штаты, потому о них предпочитают молчать. Сейчас, когда Украина справится с угрозой коронавирусной инфекции (а это всё равно произойдёт, не раньше, так позже, по разным возможным сценариям и с потерей разного количества человеческих жизней, но в любом случае неотвратимо) перед ослабленными и чуть одичавшими от долгого карантина жителями встанет угроза не менее значимая. Речь идёт о туберкулёзе.

3

Негласный, но опасный

Он, конечно, не такой «медийный» и раскрученный, но коронавирус можно называть младшим братом туберкулёза. Поскольку ни заразность его, ни смертность от Ковид-19 и в подмётки не годятся чахотке (как раньше называли туберкулёз). Коронавирус успешно обучил население всего мира пользоваться дезинфектантами, обращать внимание на гигиену рук и не общаться с теми, кто имеет явные признаки болезни. Но все эти меры ничего не стоят против палочки Коха (возбудителя туберкулёза), которая годами (!!!) сохраняется в дорожной пыли и с каждым вдохом вы рискуете стать её очередным обладателем, которая устойчива к воздействию огромного количества дезинфицирующих средств, долго выдерживает высокие температуры и даже прямое воздействие ультрафиолета. Именно эти качества обусловили катастрофическую смертность от туберкулёза в позапрошлом и прошлом веках, когда от него вымирали целыми населёнными пунктами, но не так, как, скажем, от чумы или оспы, - быстро и почти не мучаясь, а долго и мучительно кашляя, выплёвывая кровь вместе с остатками собственных лёгких. И заражая всех – детей, родителей, стариков, да и просто соседей.

4

Было – да сплыло

До вчерашнего дня в Украине действовала система раннего выявления и лечения туберкулёза. Безусловно, не самая блестящая и распиаренная, но очень эффективная. Именно её эффективности обязаны жизнями сотни тысяч украинцев, пролеченных от туберкулёза за годы независимости, а также члены их семей, сотрудники, друзья, случайные попутчики в транспорте и так далее. В конечном итоге – каждый из нас. Когда в самом начале 90-х из-за тотальной неразберихи, царившей везде, в том числе и здравоохранении, в постсоветской Украине начался подъём заболеваемости туберкулёзом, Всемирная организация здравоохранения объявила об эпидемии на территории нашей страны. Эффективно остановить её удалось исключительно благодаря слаженной работе противотуберкулёзных диспансеров по всей стране. Тем не менее, официально мы с 1995 года имеем у себя под боком «бомбу замедленного действия» в виде возможной неконтролируемой вспышки.

5

На свободу силком?

Опасность туберкулёза ещё и в том, что он может длительно протекать почти бессимптомно, в то время, как больной заразен и опасен для окружающих. Кроме того, лечение разных его форм занимает от двух-трёх месяцев до года и даже более, и часто вылеченным людям приходится до конца жизни соблюдать определённые ограничения. Препараты, использующиеся для того, чтобы справиться с палочкой Коха, в некоторых случаях очень токсичны, хотя и необходимы. Также существуют неизлечимые (так называемые мультирезистентные) формы, не поддающиеся лечению. Чтобы больной мог быть уверен, что он не заразен, и его организм полностью справился с недугом, необходимо пребывание в стационаре под контролем врачей. Несмотря на очевидную нуждаемость в таких койках и хроническую переполненность туберкулёзных диспансеров, со вчерашнего дня на территории Запорожья и области закрыли свои двери и больше не примут пациентов 6 учреждений (три городских диспансера, а также диспансеры в Бердянске, Мелитополе и Токмаке). Остался всего один областной противотуберкулёзный диспансер, количество коек в котором сократили более чем в два раза. В конце марта в связи с этим случился курьёз: пациента, выписанного из третьего терапевтического отделения, пришлось выгонять с полицией, поскольку он понимал, что его состояние далеко от нормального, и не хотел заразить своих домашних. Но реформа есть реформа, и со стражами порядка его выпихали на улицу. Берегитесь, соседи. А также соседи соседей, сотрудники и друзья соседей, одноклассники детей соседей и просто все рядом живущие, кто будет иметь несчастье зайти с ним в магазин или сесть в одну маршрутку. А ведь таких пациентов скоро будет не одна сотня. И направлены они все со вчерашнего дня под наблюдение семейного врача. Сейчас вы боитесь сходить в поликлинику потому, что не хотите встретиться там с больным коронавирусом. Но коронавирус пройдёт, а туберкулёз никуда не денется.

6

Урезать всё и всех

В планах, со вчерашнего дня ставших реальностью, значится также радикальное урезание финансирования для приобретения лекарств больным туберкулёзом. Вместо норматива в 100 000 гривен, успешно действовавшего ранее, теперь НСЗУ станет перечислять диспансерам всего-навсего 20 000. То есть одну пятую от потребностей. Далеко не каждый украинец сможет найти недостающие 80 000 гривен на своё лечение (а в случае с туберкулёзом, в лечении и профилактике будут остро нуждаться также все члены семьи, так что умножайте на число тех людей, кого хотелось бы сохранить в живых). В Украине власти уже оскандалились, излечивая граждан своей страны от социально опасной болезни (Ковид-19) за деньги самих больных. Потому обязать платно лечить и туберкулёз  тоже – не составит труда.

7

Люди голосуют ногами

 Сейчас мы воочию наблюдаем истерику властей (причём, справедливости ради, скажем, что не только украинских), которые не знают, где взять медиков для того, чтобы лечить людей от коронавируса. Ещё год, два, месяц назад люди не обращали внимания на количество медицинских работников, считая их в большинстве своём просто обслуживающим персоналом. Сегодняшняя ситуация в мире наглядно продемонстрировала всем желающим важность труда медиков. Похоже, что эту аксиому неплохо бы теперь растолковать тем, кто отвечает за здравоохранение в Украине, от мала до велика. Сотрудников фтизиатрических учреждений (то есть тех, кто занимался лечением сограждан от туберкулёза) поставили в такие условия, в которых эффективно и результативно работать невозможно. Судите сами: персонал шести из них уволен. Оставшиеся медики трудятся в областном противотуберкулёзном диспансере, не зная, какую заработную плату они получат. Так как теперь, со стартом второго этапа медицинской реформы Ульяны Супрун, они будут получать финансирование по-новому. Для этого их даже переименовали, превратив в некое неприбыльное коммунальное предприятие. Одновременно со сменой названия из их зарплат исчезли серьёзные (как для медиков, конечно) суммы, которые полагались медицинским работникам во фтизиатрии за постоянный риск для жизни и здоровья. Сейчас никто точно не может ответить нескольким сотням отчаявшихся людей, сколько они получат за свой труд. Эдакий кот в мешке. Руководство диспансера ничем не может (или не хочет?) обнадёжить своих сотрудников, и прямо заявляет, что в лучшем случае за апрель они получат минимальную зарплату. Вы себе это представляете? Медики, которые в большинстве своём не один десяток лет посвятили фтизиатрии, которые знают и умеют диагностировать и лечить даже в условиях такого ограниченного финансирования, могут, по-вашему, получать на руки около 3500-3800 гривен за отработанный месяц, особенно учитывая риск для их здоровья? Потому они уходят.

8

Они уйдут – а кто останется?

По примеру областной «инфекционки», сотрудники которой уволились массово после объявления карантина, так как уровень оплаты несопоставим с риском для жизни, увольняться массово начнут и сотрудники туберкулёзного диспансера. Только очереди желающих занять их места за забором не наблюдается, вопреки оптимистичным планам и заявлениям руководства. Кого можно будет просить бороться с инфекцией ради того, чтобы жители Запорожья и области спали спокойно? Чтобы принять в штат врачей, медицинских сестёр и младший персонал, их необходимо сначала обучить, причём не только теории, но и практике, под руководством опытных специалистов. Да и откуда взять таких энтузиастов, готовых пожертвовать собой, за копеечную заработную плату? Руководство инфекционной больницы уже пытается экстренно отыскать врачей, но безуспешно. Медики по всей стране выкладывают в сеть свои обращения к пациентам и сообщают, что не могут и не хотят оставаться в таких условиях, потому увольняются. Как видим, никого из них не пугает перспектива остаться без работы, потому что на такую оплату работу найти несложно. Причём без риска для жизни. А вот пациенты, как раз-таки, пугаются, поскольку найти реаниматолога, инфекциониста, пульмонолога и так далее – в разы сложнее. В запорожской инфекционной больнице остался только один (!!!) реаниматолог. И это накануне мощной вспышки коронавируса. Как вы думаете, сможет ли он работать круглосуточно, без выходных и праздников, и захочет ли делать это за 4 тысячи плюс какие-то надбавки, которые неизвестно, когда и как выплатят? А у сотрудников противотуберкулёзного учреждения такой «дедлайн» круглогодично, людей к ним везут и везут.

9

Грустная статистика

Запорожская область – бессменный лидер среди всех областей Украины по детскому туберкулёзу (первое место), и стабильно входит в пятёрку лидеров по заболеваемости среди взрослых. И даже это не остановило депутатов Запорожского городского  и областного советов, когда зимой они не нашли в бюджете 5 миллионов на продолжение  функционирования детского противотуберкулёзного санатория. Сотни миллионов на реконструкцию пляжа и площадь Фестивальную – нашли, полмиллиона на ремонт фонтанов тоже, а вот на санаторий – нет. При том, что этой же зимой в Запорожской области от туберкулёза умерли двое детей, причём одна девочка ходила в школу больной и заразила ещё нескольких своих одноклассников. Сотрудники диспансера не просят евроремонтов в их кабинетах и служебных лимузинов. Они хотят, чтобы им всего лишь сохранили те надбавки за особые условия труда, которые когда-то привели их во фтизиатрию. Они готовы лечить, если им будет, куда приходить работать.

10

На краю обрыва

Без сомнения, история с истерическими попытками моментально отыскать ресурсы для спасения паникующего населения от коронавируса, должна послужить хорошим уроком всем, кто так или иначе причастен к распределению бюджета, в том числе на медицину. Потому что когда такое же случится с туберкулёзом (а оно случится обязательно, просто потому, что он не зря признан особо опасной инфекцией, причём настолько, что его уже много десятилетий не лечат в обычных инфекционных больницах, а выделили для этих целей отдельные стены и отдельных врачей), части населения помочь уже будет нельзя. При наличии политической воли этот вопрос возможно решить уже сейчас, даже без задействования центральных властей. Обеспечить нормальное функционирование одного (хотя бы!) диспансера будет стоить не дороже, чем проводить карантинные мероприятия и копать могилы за муниципальный счёт. Не нужно ничего создавать, следует просто оставить в покое то, что есть, то, что работает, и десятилетиями доказало свою эффективность. И именно этого должны добиваться депутаты всех уровней, об этом должен беспокоиться мэр. Потом будет поздно.